Давайте оставим уголь в земле. Иначе жить будем недолго...


В 2014 году в Таджикистане было добыто 870 тысяч тонн угля, свыше 1 миллиона тонн - в 2015 году и более 1,3 миллиона тонн - по итогам 2016 года. Во всех развитых странах сокращается  угольное производство в целях сохранения  природы и здоровья своих граждан, а в Таджикистане увеличивают…
 
Уголь убивает нас и природу
Уголь является самым «грязным» и самым опасным источником производства электроэнергии на планете. На каждые 1000 тераватт/ч произведенной за счет сжигания угля электроэнергии приходится до 280000 человеческих смертей.
Сжигание угля приводит к выбросам ядовитых веществ, которые могут распространяться на сотни километров от источника загрязнения. Среди наиболее опасных выбросов в атмосферу – взвешенные частицы, диоксид серы, оксиды азота, углекислый газ, ртуть и мышьяк. Некоторые из этих загрязнителей взаимодействуют в атмосфере, образуя озон и мелкие взвешенные частицы.
Воздействие этих загрязнителей повышают риск получить рак лёгких, инсульт, смертельные инфекции дыхательных путей, а также хронические сердечно-сосудистые заболевания и заболевания дыхательных путей. Наиболее уязвимые группы - дети, пожилые люди, беременные женщины и люди с уже пошатнувшимся здоровьем.
Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) за 2014 год, из-за загрязнения атмосферного воздуха в мире ежегодно умирает, примерно, 3,7 миллиона человек.
Отходы угольных ТЭС чрезвычайно токсичны. Зола и шлак обычно хранятся в шлакоотстойниках или вывозятся для захоронения на полигоны, которые часто не отвечают современным стандартам безопасности. Утечки опасных веществ могут отравить почву и поверхностные воды, которые люди используют для питья и других нужд. Употребление такой воды может повысить случаи заболевания раком, а также привести к врождённым дефектам, проблемам с репродуктивным здоровьем и повреждению нервной системы.
 
Навстречу климатической катастрофе
На долю угольных ТЭС приходится 37% глобальных выбросов СО2 и 72% всех выбросов парниковых газов в секторе производства электроэнергии.
Активное использование угля приводит к глобальному изменению климата.
Если мировой спрос на уголь будет расти и 1200 запланированных угольных станций будут построены (данные на 2014 г.), то новые выбросы парниковых газов в дополнение к существующим приведут нас к повышению среднемировой температуры на 6°С к концу этого столетия. При этом принятым международным сообществом пределом, после которого могут наступить необратимые и катастрофические последствия для природы и человека, считается потепление до 2°С.
Страны - стороны Рамочной конвенции ООН об изменении климата, приняв в декабре 2015 года Парижское соглашение, согласились удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2°C и «приложить усилия» для ограничения роста температуры величиной 1,5°C. По мнению ученых, чтобы этого достичь, около 50-80% мировых запасов ископаемого топлива должны оставаться под землёй. Это означает, что большая часть разведанных месторождений угля не должна подвергнуться разработке. Отказ от угля и переход на чистые источники энергии в секторе производства электроэнергии является важным шагом для сокращения уровня выбросов парниковых газов.
Строительство новых угольных электростанций означает неминуемые выбросы CO₂ на десятилетия вперед. В среднем, угольная электростанция эксплуатируется, примерно, 40-60 лет. Но вот углекислый газ, который однажды попал в атмосферу, остается там в течение сотен лет.
Ненасытная жажда
Угольная индустрия представляет серьезную опасность для чистой и доступной воды - редчайшего природного ресурса нашей планеты. Огромное количество пресной воды потребляется и загрязняется во время добычи, транспортировки и сжигания угля на теплоэлектростанциях. В Индии, например, типичная электростанция на угле мощностью 1000 МВт ежегодно использует такой объем воды, которого было бы достаточно для удовлетворения основных потребностей в ней 700 тысяч человек. На глобальном уровне 8% от общего спроса на воду приходятся на угольные электростанции.
Растущая жажда угольной промышленности вызывает особое беспокойство, учитывая, что крупнейшие страны-производители и потребители угля, такие, как Индия, Китай, Австралия и Южная Африка, уже сталкиваются с нехваткой водных ресурсов, но при этом планируют увеличение угольных мощностей.
Минэнерго США считает, что в процессе добычи и промывки угля в США используется от 260 до 980 млн. литров воды в день. Этого объема воды достаточно для удовлетворения потребностей от 5 до 20 млн. человек (из расчета 50 литров воды на человека в день).
Электростанции, работающие на угле, поглощают львиную долю общего объема воды, которая используется в угольной индустрии. При этом станции, построенные на удаленном расстоянии от источников пресной воды, требуют еще большего ее количества. Угольные электростанции увеличивают нагрузку на пресноводные ресурсы в то время, когда водоснабжение в разных странах мира уже становится проблематичным в результате происходящих климатических изменений. Добыча угля и строительство угольных электростанций в засушливых регионах мира становятся причиной серьезных конфликтов из-за водных ресурсов.
Типичная электростанция на угле мощностью 500 МВт каждые 3,5 минуты отбирает из источника объем воды равноценный наполнению олимпийского бассейна (2500 кубометров).
…Кроме того, ежегодно на угольных электростанциях образуются миллионы тонн опасных отходов. В них содержатся мышьяк, бор, кадмий, свинец, ртуть, селен и другие тяжёлые металлы. Отходы, остающиеся после сжигания угля, обычно хранятся в сухих отстойниках или в виде жижи попадают в шлаконакопители. Использование отстойников и накопителей без соответствующей гидроизоляции и противофильтрационных покрытий значительно увеличивает риск попадания загрязняющих веществ в поверхностные и подземные воды, делая их непригодными для питья.
 
«Черные планы» развития
В Таджикистане электроэнергия производится (в основном) за счет использования гидроэнергетики с явно выраженным сезонным характером. Республика летом производит больше электроэнергии, чем потребляет, а зимой наоборот испытывает в ней острый дефицит. По оценкам Всемирного банка, приблизительно, 70% населения страдает от повсеместной нехватки электроэнергии в зимнее время. Энергетическая безопасность и стала официальной причиной для развития угольного сектора.
Ряд программ и концепций по развитию угольной отрасли, которые были утверждены и приняты правительством Таджикистана в середине 1990-х и начале 2000-х годов, не смогли как-то серьезно повлиять на рост добычи угля, а поставленные задачи фактически остались невыполненными. Однако после 2010 года в республике объемы добываемого «грязного» топлива стали расти.
В 2014 году в Таджикистане было добыто 870 тысяч тонн, свыше 1 миллиона тонн - в 2015 году и более 1,3 миллиона тонн - по итогам 2016 года.
По данным Минпрома, в настоящее время в республике более 200 предприятий используют в качестве топлива уголь. Но основным покупателем добываемого в стране угля является душанбинская ТЭЦ-2, на которую приходится почти 50% от общего объема. По данным СМИ, в настоящее время около 88% потребностей Таджикистана в углях обеспечивается за счет внутренней добычи. Это стало возможным благодаря созданию благоприятных условий для добычи угля и приходу иностранных компаний и банков, которые заинтересованы вкладывать в уголь, несмотря на все экологические и социальные риски.
Отсутствие эффективного экологического контроля, а также наличие высокого уровня коррупции и отсутствие прозрачности в Таджикистане в совокупности становятся благодатной почвой для «экспорта» загрязнения (переноса грязных технологий и предприятий) в нашу республику отдельными корпорациями или государствами.
Согласно СМИ, Правительство Таджикистана намерено до 2020 г. повысить уровень производственных мощностей угольной промышленности до такого уровня, чтобы обеспечить не только внутренние потребности, но и экспорт угля и угольной продукции за рубеж. Это означает увеличение объемов добычи угля в разы".
Экологические организации в Таджикистане не раз заявляли, что поддержка широкого развития угольного сектора будет затормаживать формирование «зеленой» экономики в республике. Это «подсадит» республику на грязное топливо на последующие 30-40 лет. Уголь начнет «перетягивать» финансовые средства, которые можно было бы мобилизовать и направить на проекты и программы по энергосбережению, развитию альтернативных источников энергии и другие «зеленые» инициативы, которые бы могли создать не меньше рабочих мест и при этом переориентировали бы экономику на повышение эффективности использования возобновляемых природных ресурсов и технологическое перевооружение.
 
Прощай, уголь!
Глобальное потребление угля снизилось в 2016 году на 1,7%. Причем спад отмечался на всех континентах за исключением Африки.
Спрос на уголь в США снизился в прошлом году на рекордные 33,4 млн. тонн нефтяного эквивалента. В Китае, где сжигается почти половина угля, который добывается в мире, его использование упало на 1,6%. Германия в прошлом году использовала на 4,3% меньше угля. При этом власти страны в прошлом году анонсировали новую энергетическую политику, которая включает отказ не только от атомной энергии, но и от угля. В Великобритании в 2016 году спрос на это топливо упал на 52,5%, а к 2025 году в энергетическом секторе страны намерены полностью перестать использовать уголь в качестве топлива. Еще ряд стран, включая Финляндию и Канаду, заявили о стремлении прекратить сжигание угля к 2030 году.




Причиной этой трансформации являются структурные факторы. Природный газ и возобновляемые источники энергии  становятся все доступнее и создают серьезную конкуренцию углю. При этом под давлением общественности правительства стран все чаще принимают программы и планы по отказу от ископаемого топлива. Тем не менее, чтобы остановить повышение среднемировой температуры в пределах 2 градусов Цельсия и удержать климатические изменения  «под контролем», необходимо ускорить глобальный переход на «зеленую» энергетику и развитие низкоуглеродной экономики.
Все больше стран заявляют о планах в ближайшие 10-20 лет полностью отказаться от использования угля для производства электроэнергии. В последние годы отворачиваться от угля стали и крупнейшие международные банки и фонды. Они сокращают капиталовложения или полностью изымают свои средства из угольных проектов. Инвесторы осознают, что угольный бизнес не только «грязный», но и чрезвычайно рискованный в плане экономических потерь. 
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
Қаҳрамонҳои Тоҷикистон