ДОКЛАД О ПОЛОЖЕНИИ ПАМИРЦЕВ, ЯГНАБЦЕВ И ДЖУГИ В ТАДЖИКИСТАНЕ

АДЦ �Мемориал� представил Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации альтернативный доклад о положении памирцев, ягнабцев и джуги в Таджикистане, где на основании полевых отчетов описывает трудности, с которыми сталкиваются представители этих этнических групп.
Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации начал рассмотрение государственного отчета Таджикистана.АДЦ �Мемориал� оказался единственной НКО, представившей альтернативный материал, встретившейся с Комитетом и рассказавшей экспертам о нарушениях прав меньшинств в Таджикистане, что, по мнению АДЦ �Мемориал�, �свидетельствует о непростом положении, в котором оказалось гражданское общество этой страны.�
АДЦ �Мемориал� пишет, что Альтернативный отчет АДЦ �Мемориал� в КЛРД посвящен положению джуги (центральноазиатских цыган), памирцев и ягнобцев � �групп, которые не имеют государственности вне Таджикистана. Вотчетеотмечены как специфические проблемы каждой из этих групп, так и общие: непризнание их этнической самобытности и ценности их языков и культуры со стороны государства, отсутствие государственной поддержки в области образования, слабая представленность в государственных органах.�
Свои вопросы официальной делегации Таджикистана Комитет задаст 10 и 11 августа. Смотрите он-лайн трансляцию заседания: http://webtv.un.org/
Представляем полный текст альтернативного доклада АДЦ �Мемориал�:
Этнические группы Таджикистана,
не обладающие своей государственностью
(памирцы, джуги, ягнобцы):
от непризнания к дискриминации
Альтернативный отчет
о выполнении Таджикистаном
Конвенции ООН о ликвидации всех форм расовой дискриминации в связи
с рассмотрением 9-11 периодических докладов РТ за 2012-2015 гг.
Кишлак Абдулообод Гиссарского района, где компактно живут джуги, лишен
водоснабжения. Дети-джуги вынуждены ходить за водой далеко от дома. 2017.
Для 93-й сессии КЛРД ООН , 31 июля-11 августа 2017 года
Краткое содержание
В предлагаемом отчете Антидискриминационный центр �Мемориал� (правоза-
щитная организация, защищающая права дискриминируемых меньшинств, мигран-
тов и других уязвимых групп) � рассматривает проблемы некоторых этнических
меньшинств Таджикистана, не обладающих (в отличие, например, от узбеков, кыргы-
зов или русских, тоже живущих в Таджикистане) своей государственностью: джуги,
памирцев, ягнобцев.
Положение, занимаемое этими меньшинствами в таджикистанском обществе, до-
вольно различно, что объясняется историческими, географическими и политически-
ми причинами. Однако, несмотря на яркую специфику каждой из указанных групп,
существуют общие для них всех проблемы: непризнание этнической самобытности
и ценности их языков и культуры со стороны государства, отсутствие государствен-
ной поддержки в области образования, слабая представленность в государственных
органах. Декларируемый общий курс Таджикистана на создание �единой нации� (со
ссылкой на трагические последствия разобщенности населения, приведшие к граж-
данской войне), в сочетании с клановостью во власти, приводит к пренебрежению
культурными потребностями и социальными нуждами этнических меньшинств, что,
в свою очередь, влечет явную или скрытую дискриминацию, приобретающую раз-
личные формы в случае каждой конкретной этнической группы.
Джуги (или люли, центральноазиатские цыгане, самоназвание мугат) � группа,
в прошлом ведшая кочевой образ жизни, нередко и сейчас мигрирующая с целью за-
работка внутри Таджикистана и за его пределы. Согласно переписи населения 2010
года, число джуги в Таджикистане около 2500 человек, однако есть основания по-
лагать, что в реальности их значительно больше. Типичные проблемы этой общи-
ны � ситуация структурной дискриминации, низкий уровень образования, край-
няя бедность, безработица, жизнь в незарегистрированных жилищах с постоянным
риском сноса жилищ и выселения, вредные традиционные практики (ранние браки
по сговору, многоженство, эксплуатация детей, занятие попрошайничеством), муль-
тидискриминация женщин и девочек. Джуги остаются презираемой маргинальной
группой, дискриминация по отношению к этой общине и необходимость принятия
комплексной государственной программы по улучшению ситуации отрицается вла-
стями Таджикистана.
Памирцы � представители ряда народов, населяющих обширную высокогорную
местность на востоке Таджикистана (шугнанцев, рушанцев, ваханцев, ишкашимцев,
язгулямцев и некоторых других), говорят на своих языках, визуально узнаваемы и в
плане культуры отличаются от этнического большинства, в основном исповедуют ис-
маилитскую религию (ветвь шиизма), в отличие от большинства населения Таджики-
стана � мусульман-суннитов. Численность населения Горно-Бадахшанской автоном-
ной области, где живут памирцы, � около 214 тыс. чел. (2015).
1 Значительное влияние на памирцев как в регионе, так и в Таджикистане в целом оказывает деятельность Ага-хана IV, религиозного лидера исмаилитов (инвестиции в образование и культуру, гуманитарная помощь). Во время гражданской войны 1992-1997 гг. жители Памира
участвовали в конфликтах, а в 2012 году в Хороге (столица Горно-Бадахшанской ав-
тономной области) и окрестностях имело место вооруженное противостояние армии
Таджикистана и местного населения, воспринятое памирцами как репрессия по от-
ношению к ним. В силу указанных особенностей, предвзятое отношение к памирцам
включает этнический, культурно-языковой, религиозный и политический аспекты:
их выделяют визуально и по языковому признаку, считают �не такими� мусульма-
нами, подозревают в сепаратистских настроениях. Многие памирцы чувствуют себя
чужими в стране, в целом памирцы более подвержены миграции, чем жители других
регионов.
Ягнобцы � исторически жители высокогорных изолированных населенных пун-
ктов в долине реки Ягноб. В 1970-е годы они были принудительно переселены в дру-
гие районы Таджикистана, где ныне живет абсолютное большинство ягнобского на-
селения страны (общая численность ягнобцев, по различным источникам, от 5000 до
15000 чел.). Ягнобский язык и культура оказались под угрозой исчезновения, долж-
ной государственной поддержки не получают и немногочисленные (менее 1 тыс. чел.)
жители Ягнобской долины.
Этот отчет основан на полевых материалах, собранных в Таджикистане в 2017
году, а также на открытых источниках. В отчете цитируются слова представителей
как описываемых меньшинств, так и этнического большинства.
Джуги
�Джуги � у них очень низкий статус в обществе. Их все
избегают, с ними никто не хочет иметь ничего общего�.
Житель Душанбе.
�Мы � цыгане, сами себя называем �мугат�. А в паспорте � смотрите:
нам написали нацию �джуги�, а в переводе на русский � �цыган�. И мы не
отказываемся. Почему мы должны отказываться от своей нации?�
Мужчина-джуги, житель Худжанда.
Джуги (или люли, центральноазиатские цыгане, самоназвание мугат) живут во мно-
гих населенных пунктах Таджикистана, иногда в компактных поселениях, иногда � сре-
ди этнического большинства. В целом положение общин джуги в Таджикистане мож-
но назвать исключенным: они живут изолированно, окружающее население исполнено
негативных стереотипов о джуги (�грязные�, �попрошайки�, �мужчины никогда не ра-
ботают�); по поводу образа жизни, обычаев и культуры джуги широко распространены
ложные сведения, тиражируемые в СМИ и произведениях массовой культуры (�у джуги
женщины во время свадебного обряда дают клятву содержать мужчин�, �джуги на самом
деле очень богатые� и т.п.).
Дискриминация джуги и необходимость принятия комплексной государственной
программы по улучшению их положения отрицается властями Таджикистана: так, в
актуальном государственном отчете в КЛРД в ответ на предыдущие рекомендации
Комитета (п.13 Заключительных замечаний) сообщается � со ссылкой на специаль-
но проведенное научное исследование, � что �в Республике Таджикистан нет необхо-
димости разрабатывать и принимать Стратегию с целью улучшения положения рома
(цыган � люли), обеспечения их защиты от дискриминации и стигматизации и по-
ощрения их прав на образование, занятость, жилье и здравоохранение, так как в Ре-
спублике Таджикистан не допускается дискриминация по национальности или веро-
исповеданию, и представители каждой нации и расы независимо от их гражданства в
соответствии с законодательством имеют равные права наравне с гражданами Респу-
блики Таджикистан�.2
Из этого ответа, в числе прочего, следует, что джуги воспринимаются достаточно от-
чужденно, как носители прав �наравне с гражданами Таджикистана�. Из наших полевых
опросов следует, что указание в паспортах национальности �джуги� считается самим
собой разумеющимся и даже обязательным как таджиками, так и самими джугами, и
то, что они �не таджики� по паспорту, никогда не ставится джугам в вину (в отличие,
например, от памирцев, к которым нередко предъявляют претензии по поводу их иной,
�нетаджикской� идентичности и, напротив, не указывают национальность �памирец� в
паспортах). Удивление и иногда неприятие вызывает обратная ситуация: когда в паспор-
тах джуги значится национальность �таджик�. При переписи населения РТ 2010 года
�цыгане� были выделены в отдельную категорию, а памирцы (и ягнобцы) были включены
в число �таджиков�.
2 Девятый-одиннадцатый доклады Республики Таджикистан в КЛРД , 2016 (CERDC/TJK/9-11). П.33.
Джуги � вопреки утверждениям властей Таджикистана � дискриминируются во
всех сферах: необеспеченность личными документами, низкий уровень образования,
безработица, недостаточный доступ к ресурсам, социальным услугам, медицинской по-
мощи, крайняя бедность составляют порочный круг, из которого без проактивных мер
невозможно вырваться. Помимо дискриминации извне, на положении особенно уязви-
мых групп � женщин и детей � пагубно отражаются вредные традиционные практики
(ранние браки по сговору, многоженство, эксплуатация детей, занятие попрошайниче-
ством).
Нерешенной остается проблема обеспечения джуги личными документами. Доку-
ментирование детей осложняют отсутствие паспортов у родителей; домашние роды;
невозможность оплатить госпошлины и штрафы за несвоевременное оформление доку-
ментов из-за крайней бедности; отсутствие регистрации по месту жительства и вообще
постоянного жилья; при наличии жилья � невозможность оплатить налоги, без чего не
местные государственные органы не выдают справок, необходимых для регистрации ре-
бенка. Штрафы за несвоевременное оформление свидетельств о рождении детей и па-
спортов возрастают пропорционально просроченному времени, поэтому оформить эти
документы становится все сложнее.
Опросы в местах компактного проживания нескольких тысяч джугов в Вахдатском,
Гиссарском и Шахринавском районах показали, что нередко у взрослых людей, уже
имеющих детей, в лучшем случае есть только свидетельство о рождении (паспорт от-
сутствует), что препятствует получению документов на детей. При достижении школь-
ного возраста возникает повод оформления свидетельств о рождении детей, поскольку
органы управления образованием контролируют школы в вопросе охвата детей обуче-
нием и сотрудники школ вынуждены, чтобы избежать нареканий со стороны началь-
ства, оказывать семьям помощь в документировании. В деле оформления документов
детям и взрослым учителя фактически играют роль медиаторов между общинами джу-
гов и государственными органами, хотя эта работа не входит в их обязанности и никак
не оплачивается.
Есть случаи, когда и так недостаточные документы представителей джуги уничтожа-
ют сотрудники полиции:
Житель одного из компактных поселений джуги, отец шестерых детей, сообщил,
что в марте 2017 года его �метрику� (свидетельство о рождении) отобрали и
порвали сотрудники полиции, задержавшие его на базаре за попрошайничество.
Восстановить документ помог учитель местной школы. Паспорта у этого чело-
века так и нет.
Отсутствие государственной поддержки в вопросах документирования приводит к
тому, что паспорта получают далеко не все из нуждающихся в этом взрослых жителей
общин мугат, а дети без документов лишены доступа к пособиям, медицинской помощи
и образованию. В нередких случаях задержания детей джуги за попрошайничество и по-
мещения их в детский приемник родителям трудно забрать детей, поскольку документов
ни у кого из них нет.
Авторы этого отчета в мае 2017 года были свидетелями того, как женщины-
джуги, жительницы компактного поселения на окраине Душанбе, пытались
забрать из детского приемника-распределителя 12-летнего мальчика, задер-
жанного накануне на улице, однако у матери мальчика документов не было, у
бабушки, заявлявшей, что она заботится об этом ребенке, не было доказа-
тельств родства с ним, и никто не мог предоставить документы ребенка.
Сотрудники приемника пояснили, что предстоит установление личности
ребенка и его родства с матерью или другим родственником путем запроса
в органы местной исполнительной власти, и ребенок может провести в при-
емнике до 30 суток.
Актуальна для джугов Таджикистана и другая типичная проблема ромских/цыганских
компактных поселений на территории бывшего СССР: отсутствие регистрации по месту
жительства, проживание в незарегистрированных жилищах, риск потери жилья в случае,
если земля, на которой расположены незарегистрированные дома, оказалась в сфере биз-
нес-интересов. Например, в конце 2014 года на месте поселения джуги в Пенджикентском
районе собирались строить гостиницу, а официально зарегистрированы были лишь 12
из около 200 домохозяйств. Неблагоустроенные и не обеспеченные водой участки для по-
стройки новых жилищ выделялись в сельском джамоате Саразм, однако большинству жи-
телей альтернативы переселения предоставлены не были.3
В ряде компактных поселений джуги недостаточен доступ к ресурсам. Например, жи-
тели поселения Абдулообод Гиссарского района вынуждены покупать питьевую воду, а за
водой для прочих нужд ходить к реке на довольно большое расстояние.
Неполучение качественного школьного образования детьми-джуги остается острой про-
блемой. Наиболее распространена ситуация, когда в начальной школе, расположенной вблизи
компактного поселения, учатся исключительно дети джуги, однако, по нашим наблюдениям,
даже начальным образованием охвачены далеко не все дети (в том числе по причине недо-
кументированности). Почти все опрошенные нами девочки школьного возраста и молодые
женщины не ходили в школу никогда, а мальчики в лучшем случае ходили в начальную школу.
Вместо того, чтобы предпринимать меры по интеграции детей-джуги в среднее образо-
вание с другими детьми, в некоторых поселениях идут по пути превращения существую-
щих сегрегированных начальных школ в средние. Так, например, в одном из них бывшая
начальная школа, где обучение исключительно детей-джуги ранее происходило с 1-го по
4-й классы, ныне обучает с 1-го по 6-й классы; планируется довести ее до обязательного
9-летнего образования. При этом в школьном здании имеется лишь три небольших класс-
ных комнаты, обучение ведется в две смены.
Переход детей джуги в средние школы, расположенные вне компактных поселений,
почти не происходит: по причине удаленности школ, бедности, слабого контроля за по-
сещаемостью школы, недостаточных мер по интеграции детей-джуги в новое школьное
окружение. Существенная причина еще и в том, что качество получаемых знаний при
сегрегированном обучении не соответствует стандартам, поэтому дети после начальных
классов массово уходят из школы, даже если они хотели бы продолжить образование:
они часто не получают поддержки ни со стороны семьи, где приоритет образования тра-
диционно низкий, ни со стороны школы и иных государственных институтов.
В тех школах, где обучение детей-джуги ведется совместно с прочими учениками, они
доучиваются до старших классов. Например, в одной такой школе в Худжанде в 10-м и
11-м классах учатся несколько мальчиков. Однако даже в случае совместного обучения
число детей-джуги в школе непропорционально мало, особенно среди девочек, которых в
средних и старших классах почти нет.
Дети джуги становятся жертвами вредных традиционных практик: это эксплуатация
(вовлечение в попрошайничество, домашний труд, работу вне дома � сбор металлолома,
сухого хлеба, сортировка мусора), ранние браки, многоженство.
3 Результаты исследования по проекту фонда Евразия Центральная Азия (2013).
Авторы этого отчета могли убедиться, что многоженство существует в общи-
нах джуги, при этом обряд религиозного бракосочетания, по словам информантов,
совершается со всеми женами. Жены в полигамных семьях не имеют представле-
ния о юридических аспектах своего положения, о последствиях возможного разво-
да, о трудностях при регистрации детей. Например, одна из респонденток (пер-
вая жена) была уверена, что брак с как с ней, так и со второй женой ее мужа был
зарегистрирован в загсе. Положение вторых и третьих жен в полигамных семьях
плачевно: например, мы зафиксировали, что в одной такой семье вторая жена во-
обще не выходила из дома, занимаясь домашней работой взаперти. В другой семье
вторая жена, несовершеннолетняя девочка, при необходимости выйти из дома (в
магазин, за водой) полностью закрывала лицо, ни с кем не разговаривала.
Действующий Уголовный кодекс РТ (1998) в отношении перечисленных выше проти-
воправных деяний довольно репрессивен и содержит статьи, карающие за �воспрепят-
ствование получению основного обязательного общего (девятилетнего) образования�
(статья 164), �вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных дей-
ствий�, в том числе попрошайничество, бродяжничество и проституцию (статья 166),
�выдачу замуж девочки, не достигшей брачного возраста� (статья 168), �заключение
брака в отношении лица, не достигшего брачного возраста� (статья 169), �двоеженство
или многоженство� (статья 170), �невыполнение обязанности по воспитанию несовер-
шеннолетнего� (статья 174). Эти статьи предусматривают санкции в виде штрафов, при-
нудительных работ и ограничения свободы, но в отношении джугов они почти никогда
не применяются. В известном смысле представителям власти �удобно� считать, что эти
практики � �национальная традиция�, в которые не следует вмешиваться; кроме того,
лишение девочек права на образование, ранние браки, полигамия распространены и сре-
ди таджиков, особенно в сельской местности, в общественном мнении они не считаются
преступлением против детства.
Мировой опыт показывает, что снижение брачного возраста, уровня эксплуатации де-
тей и их вовлеченности в антиобщественные действия находятся в прямой зависимости
от их интеграции в школы. Поэтому наиболее действенны для прекращения вредных
традиционных практик не репрессии, а позитивные меры поддержки образования детей.
Рекомендация
Принять и реализовать государственную программу комплексной под-
держки этнического меньшинства джуги: гарантировать их документиро-
вание, регистрацию по месту жительства, легализацию жилищ, доступ к
ресурсам, медицинской и социальной помощи. Особое внимание следует
обратить на обеспечение прав детей, особенно девочек, обеспечив им до-
ступ к качественному образованию, защиту от эксплуатации и вредных
традиционных практик. Необходимо развивать просветительские про-
граммы, направленные на преодоление отчуждения мугат и их исклю-
ченности из таджикистанского общества, на борьбу с вредными тради-
циями, � используя не репрессии, а методы просвещения и убеждения.
Следует поощрять проекты общественных организаций по продвижению
толерантности и солидарности с уязвимыми группами населения.
Памирцы
�Многие хотят писать в графе национальности �памирец�, но увы.
Нам никак нельзя, потому что считают, что мы таджики испокон веков.
Это так принято. Просто в паспортном столе вписывают
�таджик�, и все. Они считают что �памирец� � нет такой
национальности, хотя мы отличаемся во всем и есть свой язык�.
Памирец
�Я здесь вообще боюсь: хотя мы живем в большом городе, в многоэтажном
доме, � все про всех знают, кто есть кто. Я платок не ношу, одеваюсь
по-европейски � соседи косо смотрят, отмечают это. Дети вышли
играть во двор � старшего сына мальчишки побили, кричали �помири,
помири!� (�памирец, памирец�). И в школе, бывает, дразнят. Никаких
�уроков дружбы� не проводится. Пока вроде все тихо-мирно, но если
какие-то беспорядки начнутся � нас тут первыми перестреляют�.
Памирка, многодетная мать, жительница Душанбе
�Если у памирца спросить, кто он, он никогда не скажет: �Я таджик�.
Он себя как таджик не воспринимает � он памирец, хотя у него
таджикский паспорт. Они вообще другие � разницу трудно объяснить:
например, гостей принимают по-другому. Мы, таджики, более
уважительные, что ли. У них все учатся, женщины имеют высшее
образование, ведут себя свободно. Браки смешанные бывают, но
они распадаются � слишком большая разница в воспитании. Моя
сестра была замужем за памирцем, но они быстро развелись�.
Таджичка, жительница Душанбе
Предвзятое отношение к памирцам и стереотипы о них базируются на ряде факторов.
С одной стороны, опрошенные нами информанты утверждали, что можно легко опоз-
нать представителей памирских народов: по визуальным антропологическим признакам,
по языку (акцент в таджикском, разговор на родных языках), по отсутствию внешнего вы-
ражения привычной религиозности (женщины-памирки часто не носят платок, одевают-
ся по-европейски), в ситуации, когда предъявляются документы, � по месту рождения,
указанному в паспорте.
�Как узнать? Если видишь женщину без платка � точно памирка. А мужчин �
ну как-то все равно сразу видно, что это не наши�.
Таджик
�Конечно, сейчас уже нет такого, как во время гражданской войны, когда за раз-
говор на родном языке могли убить. После войны памирцы вообще боялись гово-
рить по-своему на улице, в транспорте, на базаре. Мы, например, сейчас в Ду-
шанбе спокойно говорим по-шугнански, а уж на Памире тем более. Но нередко
можно слышать, как нас обзывают: �Вы � гансы!�. Это потому, что наш язык
на слух похож на немецкий, нам даже легко немецкий учить, звуки похожие. Но
нас определяют по акценту � мы по-таджикски говорим с очень узнаваемым
акцентом�.
Памирка, преподаватель
�Нас часто обзывают �гансами�, даже в чисто бытовых ситуациях. Напри-
мер, я был в банке (он считается �памирским�), там была большая очередь.
И один мужчина, таджик, очень рассердился, что ему приходится долго ждать,
и закричал: �Банк ваш фуфловый, и вообще вы здесь все гансы!�. Хлопнул дверью и
ушел. Я, признаться, с трудом сдержался, чтобы ему не ответить�.
Памирец, сотрудник коммерческой фирмы
С другой стороны, негативная оценка манеры одеваться и вообще поведения жен-
щин, отношения памирцев к женщине � это часть стереотипов о народных традициях
памирцев и об исмаилизме, о котором, как мы могли убедиться, этнические таджики-
сунниты имеют очень смутное и нередко искаженное представление. Распространены
такие стереотипы, как �памирцы пьют водку�, �памирцы не делают обрезание�, �у них не
осуждается инцест�. Негативно воспринимается то, что у исмаилитов во время молитвы
женщины и мужчины находятся в одном помещении (хотя и сидят разными группами).
�Про нас говорят всякие глупости, никто толком не знает нашей культуры, нашей
религии. Да, мы молимся не пять раз в день, женщины молятся вместе с мужчина-
ми, мы не держим Рузу. За это нас обзывают �кафирами�, то есть �неверными�.
Памирец, частный предприниматель
Религиозный лидер исмаилитов в своих регулярно рассылаемых посланиях провоз-
глашает ценность образования и призывает обращать особое внимание на образование
девочек и женщин. Относительная свобода памирских женщин, их большая эмансипи-
рованность по сравнению с ситуацией в средней таджикской семье в глазах патриар-
хального таджикистанского общества оценивается негативно.
�Мне 35 лет � и мои родители не заставляют меня выходить замуж, одобряют,
что я получила высшее образование, развиваюсь, выучила английский язык, рабо-
таю. Для таджиков это нетипично: у них главное, чтобы девушка вышла замуж,
была только домохозяйкой и матерью�.
Памирка, сотрудница Исмаилитского центра
�Моя дочка дружит с соседскими девочками-таджичками, так у них уже все раз-
говоры про замужество. Родители так настраивают. А им по 10 лет только! Я
вот думаю, что мне свою дочку надо ограждать от таких разговоров. Я говорю с
матерями: учите детей, почему только �замуж, замуж�? А они говорят �Это вы,
памирцы, привыкли учиться, а у нас так не принято�.
Памирка, домохозяйка
�У нас, памирцев, женщина не атрибут, не дополнение к мужчине, она может вы-
сказывать свое мнение. Это недопустимо для таджиков�.
Памирка, сотрудница международной организации
Опрошенные нами памирцы поддерживают усилия правительства Таджикистана по
противодействию радикальному исламу, считая его угрозой для мирного сосущество-
вания религиозных групп в Таджикистане и конкретно для собственной безопасности.
На бытовом уровне к нам очень много презрения именно потому, что мы исмаи-
литы. Слова �шиит, сектант, исмаилит� используют как ругательства. После
войны и кризисов у нас образовались целые поколения необразованных люмпенов,
и этот вакуум необразованности стал заполняться религиозными идеологиями,
особенно с салафитским влиянием. Они очень нетерпимы к нашей религии�.
Памирец, предприниматель
Памирцы готовы мириться с системой государственного управления в Таджикистане
�в обмен� на то, что власти не будут чинить исмаилитам препятствий для свободного ис-
поведания их религии, тем более что в своих посланиях религиозный лидер исмаилитов
призывает единоверцев к законопослушанию и неконфликтности с властями. Наши ре-
спонденты высоко ценят то, что власти Таджикистана разрешили строительство Исмаи-
литского центра в Душанбе и не противодействуют его просветительской деятельности.
Наконец, еще один аспект стереотипно негативного восприятия памирцев в Таджи-
кистане связан с событиями недавней истории страны: гражданской войной 1992-1997 гг.
и вооруженным противостоянием армии и населения Горно-Бадахшанской автономной
области (ГБАО) во время военной операции в июле 2012 г. Определенная часть памирцев
же восприняла события в Хороге как попытку этнической чистки, агрессию в отноше-
нии народа в целом. Памирцев, в свою очередь, нередко воспринимают как бунтарей,
угрожающих �национальной безопасности� и �целостности страны�.
Независимый мониторинг, проведенный правозащитными организациями Таджи-
кистана по следам хорогских событий в начале 2013 года, зафиксировал серьезные на-
рушения прав человека: население региона находилось в информационном вакууме, во
время военной операции была отключена мобильная связь, отмечены случаи использо-
вания мирных жителей как �живого щита�, эффективное расследование гибели мирных
жителей не было проведено, не была дана правовая оценка действиям военных и офи-
циальных лиц, санкционировавших военную операцию и принимавших в ней участие,
военной операции, не был возмещен материальный ущерб.4
Последствия противостояния 2012 г. до сих пор не преодолены, напряженность и не-
доверие между представителями памирцев и этнического большинства имеет место, что
усиливает и так значительный отток памирцев из Таджикистана (трудовая миграция в
соседние страны, эмиграция).
Сотрудники АДЦ �Мемориал� были свидетелями того, как на международной кон-
ференции, проходившей в Брюсселе (2015), представитель Таджикистана заявил, что го-
сударство заинтересовано в миграции как можно большего числа памирцев. Подобные
высказывания на официальном уровне не отмечены, но наши респонденты допускают,
что выдавливание памирского населения из Таджикистана может быть негласной целью
правительства.
�Действительно, Бадахшан воспринимается как ахиллесова пята Таджики-
стана, это как Северный Кавказ в России: малочисленное население, объединен-
ное исмаилизмом, идентифицирующее себя как �памирцы�, лучше образованное,
способное к быстрой мобилизации. В других частях Таджикистана этого нет �
там оппозиционных лидеров давно уничтожили. Плюс патронирование Ага-ха-
на. Все это вызывает огромное раздражение властей, и я не удивляюсь, что они
хотели бы нас всех послать в миграцию. Только в Москве и Московской области
живут, по неофициальным данным, до 40 тыс. памирцев, это огромный пласт
населения. Если они все вернутся и будут требовать изменений � это будет
взрывоопасная ситуация. В миграцию едут люди активного возраста, с мобиль-
ным потенциалом, � они могут выйти на протест. Вообще, очень плохо, что
миграция стала единственным фактором развития экономики Таджикистана,
хотя никакого настоящего развития нет � в плане зарплат, социальных выплат, новых рабочих мест. Если Россия перекроет границу, тут будет такой же
ужасный кризис, как в 90-е. Наши власти кивают на последствия гражданской
войны � но 25 лет прошло, а с тех времен вообще ничего не изменилось в эконо-
мике! А из истории мы знаем, что после 2-й мировой войны страны Европы вос-
становились за 10 лет�.
Памирец, сотрудник коммерческой фирмы, житель Москвы
Респонденты отмечали, что автономия ГБАО во многом номинальная: местный пар-
ламент имеет мало полномочий даже в экономической сфере. Большинство наших ин-
формантов считает представительность памирцев в органах власти неадекватной, особо
отмечая, что этнических памирцев не допускают к должностям в силовых структурах
даже на территории ГБАО.
�Есть у нас министры из памирцев � министр культуры, например, но это не
самая принципиальная должность. Министр транспорта � говорят, его назна-
чили, потому что надо решать серьезные проблемы, нужен настоящий профес-
сионал, а мы, памирцы, как раз и славимся тем, что мы образованные. В основ-
ном, памирцы если и есть на государственных должностях, то не выше первого
заместителя, и это именно те работники, на которых все держится. К силовым
структурам нас вообще не допускают � даже на Памире. Нам не доверяют, счи-
тают, что мы какие-то сепаратисты, хотя для этого нет вообще никаких ос-
нований. Они думают, что если случится форс-мажор, то памирцы могут занять
позицию другой стороны. Особенно это обострилось после 2014 года, когда Россия
захватила Крым и началась война в Украине. На нашу власть это очень повлия-
ло. У памирцев вообще большие симпатии к России, к русским, так исторически
сложилось�.
Памирка, преподавательница
�Ущемления при кадровой политике касаются не только памирцев � у нас во-
обще у власти находятся определенные кланы, причем по географическому прин-
ципу. Даже была пословица: �Куляб правит, Худжанд охраняет, Памир танцует�.
Это значит, что органы власти и силовые структуры � это как бы не для нас.
Памирцам дают номинальные, фасадные должности�.
Памирец, предприниматель, житель Душанбе
Национальная политика Таджикистана основана на идее примирения, сглаживания
противоречий между различными группами населения в рамках единой политической
нации �таджики�, ссылки на гражданскую войну 1992-1997 гг. и необходимость недопу-
щения конфронтации, которая может привести к новой гражданской войне, остаются ча-
стью общественно-политического дискурса. При этом, по мнению наших информантов,
ценность культуры национальных меньшинств не признается в достаточной мере, что,
при декларировании равенства всех этносов, приводит к подмене понятия �таджики как
политическая нация� понятием �таджики как этнос�.
�Не сложилась политическая нация �таджикистанцы�, у нас говорят �таджи-
ки�. Но таджики � это же этнос, народ. Получается, есть таджики � и есть
все остальные. Здесь говорят: �Я по нации таджик�. Мы не согласны быть �тад-
жиками�, мы этноконфессиональная группа и нуждаемся в признании. Сейчас на
официальном уровне очень аккуратно нас подвигают к ассимиляции, не подчерки-
ваются особенности нашей культуры, стараются сделать так, чтобы мы никак
не выделялись, не высовывались�.
Памирец, сотрудник коммерческой фирмы, житель Москвы
Как угрозу намеренной постепенной ассимиляции воспринимают памирцы отсут-
ствие государственной поддержки памирских языков, исключенность памирских язы-
ков из системы школьного образования и официальной сферы употребления (государ-
ственные учреждения, суды, документооборот).
�Нет поощрения наших языков, поэтому и у народа нет запроса, некоторые на-
чинают считать памирские языки �вторым сортом�. Как у нас говорят, �наши
языки нужны до аэропорта Хорога, а дальше не нужны�.
Памирец, творческий работник.
Если для языков с относительно малым числом носителей вообще не разработаны си-
стемы письменности и учебные пособия, то для шугнанского языка � наиболее мощного
по числу говорящих и служащего языком общения между рядом памирских народов �
все это есть, однако в школах никак не используется (преподавание осуществляется на
таджикском языке, в некоторых частных школах � на английском). Академическое из-
учение языков и культуры памирских народов происходит только при поддержке част-
ного фонда Ага-хана.
�Я не знал таджикского языка, когда пошел в школу, я был, как иностранец. По-
степенно, постепенно переходил на таджикский язык. Букварь шугнанского языка
внедряли в школах, но потом перестали. Хотя в идеале, конечно, начальное обра-
зование должно быть на родном языке, это ученые доказали�.
Памирец, предприниматель, житель Душанбе.
�Мы, наверное, какие-то гении: в школу идем со знанием только родного языка,
учимся на таджикском, как на иностранном, потом русский изучаем, англий-
ский� Вообще странно: ученики памирцы, учителя памирцы, а в школе друг с дру-
гом говорим по-таджикски, потому что все предметы на таджикском�.
Памирка, сотрудница международной организации.
Отношение государства к проблеме малых бесписьменных языков иллюстриру-
ют цитированные СМИ слова Додихудо Саймиддинова (2011), бывшего председате-
ля Комитета по языку и терминологии: �Они постоянно говорят, что не хватает фи-
нансирования. Тысячелетиями эти языки существуют, кто-нибудь их финансировал?
Я знаю, что специалисты этих языков через международные организации получают
гранты для развития наречий. О многих грантах правительство даже не знает. Если
хотите сохранить свои языки � действуйте. Закон дает вам возможность�.5 Очевид-
но, что ссылки на законодательную возможность поддержки языков без финансиро-
вания таких мер выглядят абсурдно.
В 2015 году нынешняя председатель Комитета по языку и терминологии при прави-
тельстве Республики Таджикистан Гавхар Шарофзода признала угрозу исчезновения
памирских и ягнобского языков и анонсировала создание рабочей группы по изучению
этих языков и открытие курсов для всех желающих.6 Однако о дальнейших действиях
государства в этой области ничего не известно.
Отсутствие книг и периодических изданий, теле- и радиовещания на памирских язы-
ках памирцами тоже воспринимается как часть государственной политики по сокра-
щению сферы употребления памирских языков. Программы местного филиала радио
�Имруз�, вещавшего несколько часов в день на шугнанском и других памирских языках
(январь-февраль 2014 года), имел большую популярность среди населения Горного Ба-
дахшана, однако через короткое время филиал был закрыт �по техническим причинам�.
Многие памирцы уверены, что в реальности решение о прекращении радиовещания
было принято центральной властью.
�Я думаю, это было политическое решение из Душанбе, с самого верха. Радио за-
крыли по идеологическим причинам. Они боятся, что если дать региону самораз-
виваться, то он объявит свою независимость и уйдет от Таджикистана. Хотя
это глупость: два часа в день шли передачи, много музыки � кому это мешало?�
Памирец, работник сферы искусств
Рекомендации
Правительству Таджикистана следует разработать и систематически реа-
лизовать просветительские программы, рассказывающие жителям Тад-
жикистана об особенностях памирской культуры и исмаилитской рели-
гии, целью которых должно стать преодоление негативных стереотипов
о памирцах. Необходима государственная поддержка мер по сохранению
и развитию памирских языков: финансирование академических иссле-
дований, периодических изданий и книг, учебных пособий; разработка
и поддержка существующих систем письменности, внедрение учебных
пособий на памирских языках в школьную программу; радио- и телеве-
щание на памирских языках.
Ягнобц ы
Принудительное массовое переселение ягнобцев из мест традиционного проживания
в 1970-е годы воспринимается ими как трагическая страница истории народа, как собы-
тия, поставившие культуру и язык ягнобцев под угрозу исчезновения. До сих пор государ-
ством было сделано крайне мало для поддержки как существования ягнобцев в тяжелых
условиях высокогорной местности (создание инфраструктуры, улучшение транспортной
доступности, доступа к медицинским и социальным услугам), так и сохранения и раз-
вития ягнобского языка и образования на нем. Создание природно-этнографического
парка в Ягнобской долине не состоялось, фиксация материальной и духовной культуры
ягнобцев осуществляется силами негосударственных организаций.
Преподавание на ягнобском языке, а также уроки ягнобского языка в школах вне Яг-
нобской долины (например, в Зафарободском районе) не ведется, хотя для этого языка
создана письменность и учебные пособия и у населения есть запрос на такое образова-
ние. В Ягнобской долине существует проблема доступа детей ягнобцев к полному сред-
нему образованию (как правило, дети заканчивают лишь начальную школу).
Рекомендации
Правительство Таджикистана должно принять меры по поддержке яг-
нобцев как в местах исторического проживания (Ягнобская долина), так
и в местах, где большинство ягнобцев оказались после принудительно-
го переселения. В Ягнобской долине следует развивать инфраструктуру,
реализовывать программы по поддержке занятости местного населения.
Необходимы меры по сохранению и развитию ягнобского языка: финан-
сирование академических исследований, научных изданий, учебных по-
собий; включение ягнобского языка в школьную программу.
Аnti-Discrimination Centre 獳DC Memorial�
facebook: adcmemorial
twitter: @adcmemorial
adcmemorial.org__
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
Қаҳрамонҳои Тоҷикистон