Суд Петербурга разрешил не искать виновных в смерти Умарали Назарова

tajikistan
Зарина Юнусова, мать погибшего Умарали Назарова
Городской суд Санкт-Петербурга признал законным отказ в возбуждении уголовного дела об отобрании у гражданки Таджикистана Зарины Юнусовой ее пятимесячного сына Умарали Назарова, скончавшегося в специализированном медцентре.
Мать младенца ранее была выдворена из России за нарушение миграционного режима, однако ее адвокаты добиваются уголовного преследования сотрудников правоохранительных органов, настаивая на том, что изъятие ими ребенка было незаконным. Представители семьи потерпевших готовят жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), пишет «Коммерсант».
Горсуд Петербурга отклонил апелляционную жалобу на отказ следственного отдела по Адмиралтейскому району ГСУ СКР возбудить уголовное дело в отношении сотрудников УФМС и полиции, причастных к изъятию в октябре 2015 года у Зарины Юнусовой сына, который менее чем через сутки скончался в больнице от вирусного заболевания. 
Сотрудники УФМС привезли Зарину Юнусову с ребенком в отдел полиции из дома, где те нелегально проживали. Ребенка в полиции оформили как «оставшегося без попечения родителей» и отправили на скорой помощи в специальный медцентр для таких детей (где врачи признали его «практически здоровым», но через несколько часов он умер), а мать отвезли в суд в связи с нарушением миграционного режима.
Суд вынес решение о ее выдворении. В ноябре 2015 года она выехала в Таджикистан с телом сына, который там был похоронен. Причиной смерти эксперты назвали смешанную вирусную инфекцию цитомегаловируса и парагриппа. Проводить независимую экспертизу причин гибели мальчика власти Таджикистана не стали. СКР в октябре 2016 года прекратил дело по факту смерти ребенка, не обнаружив «события преступления». В уголовном преследовании изъявших ребенка сотрудников полиции и ФМС было отказано.
Адвокаты Юрий Серов и Ольга Цейтлина настаивают, что силовики не имели права разлучать младенца с матерью. Но Октябрьский райсуд Петербурга счел обоснованным решение передать ребенка «как оставшегося без попечения родителей» в спецмедцентр «при отсутствии возможности его матери вследствие ее административного задержания осуществлять за ним уход».
Доводы о нарушении гарантированного Европейской конвенцией права на уважение частной и семейной жизни суд нашел несостоятельными, признав, что сотрудники ФМС и полиции действовали «в интересах национальной безопасности и общественного порядка (пресечения нелегальной миграции) и для охраны здоровья» Умарали.
В апелляции адвокаты доказывали, что Зарина Юнусова вовсе не была «задержанной» — ее и сына забрали «в связи с производством по делу об административном нарушении» и разделять их не требовалось. Ни КоАП, ни иной закон не препятствуют грудному ребенку быть с матерью при составлении административного протокола и в суде, а также в учреждении для выдворения, где по правилам МВД мигранты содержатся вместе с детьми. При этом следствие и суд не дали оценку тому, что после получения свидетельства о рождении Умарали его матери не предоставили переводчика и, не взяв у нее объяснения, составили «подложный акт» о выявлении «подкинутого или заблудившегося ребенка».
Горсуд решил, что доводы о возможности нахождения малолетнего ребенка «с лицом, привлекаемым к ответственности при производстве по делу об административном правонарушении» не основаны «на требовании закона», признав верным вывод нижестоящих судей, что доследственная проверка «проведена в полном объеме», а отказ в возбуждении дела против полицейских был «законным и обоснованным».
Процедура рассмотрения следователем жалобы о возбуждении уголовного дела была соблюдена, а «делать выводы о фактических обстоятельствах, давать оценку доказательствам и квалификации деяния» в стадии досудебной проверки суд не вправе, сочли в апелляции. При этом горсуд подтвердил обоснованность изъятия мальчика у матери тем, что Зарина Юнусова «длительное время незаконно находилась в РФ, проживала без регистрации в помещении, не являющемся жилым, не имела при себе документов».
«Выходит, что помимо предусмотренных КоАП штрафа с выдворением есть и дополнительное наказание в виде изъятия грудного ребенка»,— возмущен адвокат Юрий Серов. Решение апелляционной инстанции, по его мнению, «неправосудно и вынесено формально, с множеством ошибок в фактах». «Горсуд проигнорировал наши доводы о том, что в первой инстанции в обоснование законности изъятия попросту сочинили тот факт, что Зарину задерживали. В действительности ее по бумагам даже не доставляли в полицию»,— заявил он.
Как рассказали «Коммерсанту» адвокаты, проведенная по их настоянию дополнительная медэкспертиза подтвердила «вирусную» причину смерти ребенка. Вопросы адвокатов о его возможном отравлении при нахождении в помещении полиции, где в тот момент проводилась дезинфекция, влиянии стресса от разлучения с матерью, а также о механизме течения его болезни, эксперты сочли «теоретическими и гипотетическими». Выявленные недостатки в работе медиков (отсутствие измерения температуры и учета указания на аритмичное дыхание в документах скорой помощи, а также проведения анализов и наблюдения каждые полчаса), по мнению экспертов, напрямую «не порождали и не усугубляли патологические процессы», послужившие причиной смерти младенца.
Напомним, весной 2017 года на слушаниях в Совете федерации о законодательном регулировании отобрания детей из семей сенатор Елена Мизулина заявила о необходимости продолжить расследование смерти Умарали Назарова. Она отметила, что получила на обращения по этому делу «одни отписки»: «Все говорят, что действовали в рамках инструкции. Все законно, а ребенка нет». Ольга Цейтлина и Юрий Серов намерены в ближайшее время отправить жалобу в ЕСПЧ.скачать dle 11.3
Оставить комментарий
Қаҳрамонҳои Тоҷикистон