ПИВТ. Прошлое без будущего


Ровно пять лет назад автор опубликовал статью в отношении деятельности ПИВТ. Она называлась «ПИВТ: вчера, сегодня, завтра». Прошло относительно немного времени, а у названной партии уже нет ни «сегодня», ни, тем более, «завтра». Нет будущего, а только бесславное прошлое – «вчера». ПИВТ внесена в единый Перечень террористических, экстремистских и сепаратистских организаций РАТС ШОС, а её руководитель и активные члены включены в Розыскной реестр этой международной региональной антитеррористической структуры.    
В мирное время ПИВТ сменила тактику во имя стратегии, надеясь получить единоличную политическую власть в Таджикистане. Её мимикрия и приспособленчество начались сразу же после подписания Общего соглашения об установлении мира и национального согласия, когда боевики ОТО, совершившие противоправные деяния, были амнистированы, вошли в состав правоохранительных органов, а элита ПИВТ по 30-процентной квоте заняла посты в правительственных структурах. Поняв, что с властью выгоднее дружить, так как «худой мир - лучше доброй ссоры», почувствовав преимущества таких взаимоотношений и мирного сосуществования, лидеры ПИВТ надели маски благочестия, сделали вид, что отказались от прежних намерений построить на территории  Таджикистана Всемирный халифат. Для этого партия начала реализовать новую тактику, рассчитанную на парламентские выборы 2015 года. Сначала исламисты заняли выжидательную позицию, надеясь на протестные социальные настроения, чтобы затем к ним присоединиться или возглавить. Но у большинства избирателей, ПИВТ в силу ряда объективных исторических и современных причин ассоциируется в большей степени с войной, разрушениями, дестабилизацией и отсталостью, нежели чем с миром, созиданием и прогрессом. Наряду с собственной подпорченной репутацией, моральными, дисциплинарными и криминальными правонарушениями, форс-мажором, т.е. непреодолимой силой для ПИВТ оказались творимые боевиками ИГИЛ бесчинства и массовые казни мирных граждан. Народ понял, что «ПИВТ не интересует развитие страны, равно как и национальные ценности. Перед ней стоят другие цели и задачи – те, которые стояли ещё во времена её зарождения. Истинными намерения этого политического объединения является постепенная исламизация общества незаметными способами и путями с конечной целью свести на нет светский характер государства». Закономерно, что у граждан Таджикистана «божественная» составляющая деятельности ПИВТ,   необходимость существования её в рамках политической и государственной системы стала вызывать большие сомнения и справедливые нарекания. Наметился конфликт с официальным мусдуховенством, участилось противостояние на идейно-религиозной почве с профессиональными  богословами. ПИВТ считала себя вправе поучать, «открывать глаза»,  направлять традиционную мусульманскую элиту и правоверную паству, навязывая духовенству свои наставления. Отдельные из политизированных исламистовосознанно  плели интриги, как в 1990-е гг., когда общество было искусственно разделено ими на ваххабитов и антиваххабитов.
Жители Таджикистана показали пример категорического отрицания экстремистской политики и террористической практики, неприятияпоследователей радикализма. ПИВТ вновь не учла, что отсутствие объединяющей национальной идеи в их программе и планах, а также наличие идей радикализма и экстремизма в выступлениях может погубить любую партию, любое движение, стремящиеся называть себя политическим.
Разрешение на легальное существование и деятельность партии исламистского типа на территории Центрально-азиатского региона стало примером толерантного и поистине демократичного отношения властей Таджикистана к интересам своих граждан. Что полезного принесли исламисты своему народу в ответ? Постсоветские среднеазиатские государства, где исламские партии запрещены законом, ничего от их отсутствия не потеряли. Наоборот, здесь   власти не имели лишней «головной» боли, бесконечных проблем и столкновений, подобных тем, которые доставляла ПИВТ, регулярно способствующая эскалации социальной напряжённости. Сотни граждан Таджикистана, воюющих в Сирии и странах Ближнего Востока – также результат её идеологического воздействия. Опасность ещё более возросла, когда идею Всемирного халифата начали воплощать в жизнь джихадисты ИГИЛ, а вооруженные формирования «Талибан», вплотную продвинулись к границе с Таджикистаном. Недовольная своим провалом на парламентских выборах, но воодушевлённая временными успехами иностранных исламистов, ПИВТ форсировала события и в сентябре 2015 года, с помощью вооружённой группировки А.Назарзода,предприняла попытку государственного переворота и захвата власти в РТ. Сентябрьские события показали, что для достижения своих целей руководство ПИВТ готово использовать любые, в т.ч. запрещённые  террористические методы. Попытке вооружённого госпереворота предшествовала кропотливая работа. На протяжении десятилетий ПИВТ пыталась исламизировать политику светской республики, общество, укреплять устои ислама, с тем, чтобы со временем придти к власти или захватить её насильно, а в последующем объявить Таджикистан исламской республикой. В подконтрольных ПИВТ средствах массовой информации осуществлялась пропаганда идей «Братьев-мусульман» (Египет) и движения «Джамаат–и Ислами» (Пакистан), которое стояло у истоков создания движения «Талибан». Публиковались провокационные статьи, направленные на радикализацию верующих, шахидизацию общества, рост протестного потенциала населения. По меткому замечанию одного из политологов, стоит выяснить «в чем разница между призывами ИГИЛ и содержанием этого манифеста? Разве не с подобными экстремистскими идеями и её приверженцами борется всё мировое сообщество?».
И так, время ПИВТ прошло. Мировое сообщество в лице РАТС ШОС, куда входят крупнейшие по численности народонаселения страны - Россия, Китай, Индия и Пакистан, официально объявило, что считает ПИВТ террористической и экстремистской организацией.
        
  Рустам Алиевскачать dle 11.3
Оставить комментарий
Қаҳрамонҳои Тоҷикистон