«Эта монашка»: монологи таджикских женщин, которые носят хиджаб

Таджички рассказали, что они думают о притеснениях в свой адрес, о «моде» на сатр и о том, почему их нельзя называть «монашками».


Первого февраля отмечают Всемирный день хиджаба. Это совсем молодой праздник, который шесть лет назад придумала уроженка Бангладеш Назма Кхан. Она призвала всех женщин, вне зависимости от вероисповедания, на один день надеть хиджаб, чтобы понять, что приходится испытывать мусульманкам в платках.
 
Фатима, 23 года:
Я родилась и выросла в столице, в довольно-таки современной семье. Надеть хиджаб решила в девятом классе. Первыми, кто был против стали папа и братья, потому что уже тогда они видели притеснения по отношению к женщинам в хиджабах. Но так как папа очень демократичный человек, он не стал сильно противиться моему решению. Друзья тоже отнеслись к моей затее хорошо - они не судят людей по одежде. Правда, на улицах  тогда и сейчас, я вижу осуждающие взгляды, но не придаю этому значения, хотя бывает неприятно. Но я понимаю, что уровень образования и культуры у людей разный.
Я стала не первой в семье, кто надел хиджаб. Буквально незадолго до меня это сделала моя мама. Но не подумайте - не она стала причиной моего решения. Этому поспособствовало, во-первых, понимание сути, красоты и предназначения платка, как божьей воли. Во-вторых, это дало мне ощущение индивидуальности и права самой принимать решения. Хиджаб - это не атрибутика или национальная одежда, а хиджаб - это покрывание определенных частей тела, указанных в Коране, которые невозможно покрыть простым таджикским платком.
Девушке в нашем обществе, которая носит хиджаб, жить становится тяжелее из года в год. Когда я окончила школу, то вздохнула с облегчением, думая, что в университете не будет проблем из-за хиджаба. Но не тут-то было. Тогда я стала мечтать поскорее закончить вуз, но реальность снова спустила меня на землю. Сейчас ни меня, ни мою маму не пускают во многие госучреждения - даже в больницы, нас не пускают в школу к братишке. О том, чтобы устроиться на работу – и речи быть не может. Я давно бросила эти попытки, поэтому приходится работать удалённо. А еще я стараюсь реже выходить на улицу, не болеть, и стараться не посещать госучреждения по личным вопросам.
Совсем недавно меня остановили на улице несколько женщин с милиционерами и отвели в здание министерства образования, там долго читали лекцию об опасности государственного масштаба, который несет в себе кусок материала на моей голове. На мои вопросы, на каком основании они требуют от меня снять хиджаб, они в грубой форме пригрозили, что передадут меня в руки сотрудников органов безопасности. После долгих споров меня отпустили, но не все, как я, могут отстаивать свои права. Многие женщины, например, снимают платок.
Недавно мы всей семьёй решили какое-то время пожить в Стамбуле, там я встретила народ, который уважает женщину за то, что она просто женщина. Там никто не судит о тебе по одежде и религиозной принадлежности. Только по поступкам и действиям. Страна, в которой девушкам дают возможность развиваться, жить и мыслить  свободно, получает женщин инженеров, художниц, поэтесс, докторов, писателей, политических деятелей и предпринимателей.
Фото OpenAsia
Лола
«Эта монашка», - так часто, не смущаясь, говорят обо мне люди в моем же присутствии. Подруги же твердят, что я стала «совсем кишлачной, а ведь была такой современной!». К сожалению, бытует такое мнение, что большинство тех, кто носит хиджаб – это женщины необразованные, и ходят они так по принуждению мужа или кого-то еще. А недавно услышала в свой адрес следующее: «Надеть хиджаб – значит, показушно демонстрировать свое отношение к религии. Держи при себе свои религиозные пристрастия, главное - Бог в душе».
Моя любимая мама не носит хиджаб, и уже никогда, наверное, его не наденет. Сестрёнка - модель и умница, а подруги и коллеги носят самую разную одежду. Меня не интересует, во что одет мой сотрудник, если он добросовестный человек. Мое решение «укутаться» - очень личное, которое я не хочу прилюдно обсуждать, но публично могу заявить, что никогда не позволю оскорблять женщину лишь потому, что она носит хиджаб. Ведь для женщины, добровольно надевшей хиджаб или платок - это не просто аксессуар, это внутреннее мироощущение, это её «я». Снять платок все равно, что публично раздеться. На мой же взгляд, о женщине, как и о мужчине, все-таки нужно судить не по одежде, а по поведению, и отношению к людям.
Женщина в хиджабе - не монашка, не святая, не ангел. Она такая же женщина, как и все.
 
Мавлюда, 57 лет:
- По образованию я - филолог, работала в госучреждениях, всегда носила только европейскую одежду, но когда надела платок, меня никуда не взяли на работу. Моя голова в платке стала никому не нужна, хотя я считалась неплохим специалистом. Самое интересное, что ко мне, одетой по-европейски, отношение было намного лучше, меня называли «муаллима», а сейчас отношение совсем другое – пренебрежительное.
ет семь-восемь назад мы гостили у родственников в Кулябе и узнали, что милиция задержала девушек в сатре, которые ждали «клиентов». Их забрали в отделение и пристыдили: как можно в сатре стоять на «панели»? Девушки ответили, что так хотят клиенты. Вот и цена мужчинам, кричащим о нравственном падении современных женщин. На улицах города можно увидеть девушек в сатре, сидящих на скамейках в обнимку с парнями. Родителям надо обращать внимание не только на внешний облик своих дочерей, но и дать им правильное воспитание. А то, наверное, уже решили: «Раз моя дочь носит платок, значит, я попаду в рай».
Но у этого вопроса есть и обратная сторона. Меня крайне удивило мнение некоторых молодых ребят - они нетерпимы к тем, кто не совершает намаз или не носит платок. Почему-то они решили, что намазы женщины, которая не носит сатр, не принимаются Всевышним. И по их разумению, если женщина в сатре, значит, она во всех отношениях порядочная, а если нет - чуть ли не блудница... Разве можно так судить о людях?
И самое непонятное для меня - почему женщин в сатре с насмешкой называют «монашками». Причем даже люди с высшим образованием. Монашество зародилось в буддизме, затем появилось в христианстве, к мусульманству этот термин никакого отношения не имеет. Сейчас я живу и работаю в Австрии. В этой европейской стране меня с платком на голове  уважают, прежде всего, за мои способности.
 
Ситора, 39 лет
- Хиджаб я надела, потому что меня заставил это сделать муж. Я работаю в салоне красоты, общаюсь с людьми, плюс, со мной работают мужчины и муж, наверное, решил, что в хиджабе ко мне никто не будет приставать и всё такое.  Я послушалась мужа и надела. Причем, муж ничего не говорил мне о том, что вместе с платком я должна как-то изменить свою жизнь, до этого я дошла сама. После того, как надела платок - начала читать пятикратный намаз, стала замечать все свои грехи, которые совершаю в течение дня, стала держать пост.
Когда я начала носить хиджаб, почти весь город его надевал, а потом это стали осуждать, запрещать, все вокруг сняли свои платки, а я уже не смогла. Кстати, муж тоже поменялся, теперь он стал уговаривать меня снять хиджаб и не доставлять проблем ни себе самой, ни ему, но я и мужу сказала: «Нет».
Проблем у меня действительно сейчас хватает из-за платка, но к счастью я работаю в частном салоне, и хозяйка мне не запрещает надевать хиджаб, она только говорит, мол, сделай так, чтобы салон не пострадал, а в чем ты ходишь – мне все равно. Ко мне на улице часто подходят незнакомые женщины, и начинают убеждать, что я должна снять хиджаб и надеть таджикский руймол. Если бы руймол соответствовал тому, что требует от меня Коран, я бы с радостью его надела, но это не так. Причем, все мои сестры, невестки, подруги ходят в руймолах или совсем не носят платки, и они не вызывают у меня негодования, я не призываю никого к тому, чтобы надеть хиджаб, я просто чувствую, что сама должна его носить. 
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
Қаҳрамонҳои Тоҷикистон