» » » Уйти, чтобы остаться: как президенты стран СНГ готовят себе пути отхода от должности

Главная / СРОЧНЫЕ НОВОСТИ / Мир / политика

Уйти, чтобы остаться: как президенты стран СНГ готовят себе пути отхода от должности

Сооронбай Жээнбеков и Нурсултан Назарбаев
Автократы из постсоветских государства, десятилетиями правящие в своих странах, не готовы полностью отказаться от своих должностей.
Новой политической традицией среди таких лидеров становится создание юридических и политических механизмов, сохраняющих за ними определенные полномочия и гарантирующих их безопасность.
В чем же логика подобной традиции? Страх перед преемниками или зависимость от власти и политического влияния?
Резонансной политической новостью в Центральной Азии стала весть о вылете экс-президент Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова вместе с супругой в Турцию, о чем СМИ сообщили 2 февраля.
Пресс-секретарь экс-президента Толгонай Стамалиева поспешила уведомить общественность, что поездка Жээнбекова связана с совершением малого хаджа и через десять дней он вернется в Кыргызстан.
Вместе с тем новость оказалась резонансной, поскольку поездку Жээнбеков совершил на фоне появившихся новостей об угрозе привлечения его к ответственности за октябрьские события 2020 года, в результате которых он был вынужден покинуть свой пост взамен на сохранение за собой статуса экс-президента.
Такой статус, согласно законодательству Кыргызстана, не даёт привлечь своего бенефициара к уголовной ответственности, но и не позволяет ему занимать какой-либо политической или государственной должности. Ограничения, которые уходящие автократы в соседних странах даже не пытались применять в отношении себя. Главы почти всех стран региона, правящие в своих республиках десятилетиями, пытаются создать механизмы, позволяющие им управлять страной даже после отставки от должности. Исключение в этом плане не составила и патронирующая регион Россия.
Новая старая практика
Попытки реформирования конституции, создание дополнительных институтов и привилегий для экс-президентов превращается в весьма предсказуемую политическую традицию. За последние пять лет такие политические эксперименты были проведены в Казахстане, Таджикистане, Туркменистане и России.
В 2017 году, согласно введенным изменениям в Конституцию Казахстана, полномочия президента были существенно ослаблены в пользу парламента и правительства. Часть их по контролю социально-политических процессов была передана правительству, министерствам и акиматам, а роль парламента, в частности, в формировании правительства увеличилась. Статус консультативного до того момента Совета безопасности в июле 2018 года был изменен на конституционный. Его полномочия были существенно расширены. Назарбаев получил право пожизненно занимать пост главы Совбеза. Уже тогда многие эксперты расценивали эти изменения как стратегию Назарбаева по сохранению власти и после ухода с президентского поста. С марта 2019 , после сложения полномочий президента, Нурсуртан Назарбаев остался председателем Совбеза и правящей партии Нур-Отан.
В Таджикистане закон «Об основоположнике мира и национального единства - Лидере Нации» приняли в 2016 году, через шесть лет после того, как аналогичный законопроект был принят парламентом Казахстана. Закон был закреплен в Конституцию и помимо прочих привилегий предоставил пожизненный иммунитет и право баллотироваться на должность президента нынешнему главе государства Эмомали Рахмону.
Независимый политолог Парвиз Муллоджанов напоминает, что первым на постсоветском пространстве такую схему апробировал российский президент Борис Ельцин, но она была связана с обеспечением его личной безопасности и безопасности его семьи. «В других странах условия другие, но почти везде старое поколение элиты планирует уйти и передать управлением новому поколению. Но сейчас другая ситуация в экономиках практически всех стран региона, поэтому сложно предсказать результат», - отмечает политолог. По его словам, с точки зрения политических технологий механизм передачи власти преемнику отработан, но его устойчивость в современных экономических реалиях вызывает вопросы.
Органы с конституционным статусом
В июле 2020 года в России вступила в силу обновленная Конституция, обнулившая предыдущие сроки Владимира Путина и позволяющая ему баллотироваться в президенты до 2036 года. Поправки помимо прочего существенно расширили роль Госсовета, придав ему конституционный статус. Президент получил право формировать данный орган, который обеспечивает согласованное функционирование взаимодействия органов власти и определяет основные направления внутренней и внешней политики, а также приоритетные направлений социально-экономического развития государств. Независимые эксперты и критики Кремля назвали этот орган «запасным аэродромом для Путина», на случай если он уйдет с президентской должности. Сам Владимир Путин объяснил это решение эффективной работой Госсовета.
В Туркменистане в сентябре 2020 года, по итогам очередной конституционной реформы, был создан двухпалатный парламент.
Действующий в стране Совет старейшин превратился в верхнюю палату парламента, а меджлис, то есть парламент взял функции нижней палаты законодательного органа. Сам президент приобрел статус пожизненного сенатора в верхней палате. Инициатива президента была реализована на фоне слухов о его болезни и систематического исчезновения, что стало причиной предположений о том, что Бердымухамедов планирует возглавить верхнюю палату, а должность президента передать своему старшему сыну Сердару.
К слову, Бердымухамедов один из тех политиков, который после прихода к власти постепенно стал избавляться от наследия и культа личности своего предшественника Сапармурада Ниязова, в том числе через конституционные реформы. Это практика показала, что даже конституционное закрепление статусов, может оказаться недолговечной, если на то будет воля преемника.
«Правящая элита в этих странах понимает, что действующие механизмы передачи власти могут быть в любой момент пересмотрены. Фактически в государствах лучше работают неформальные правила игры и договоренности. Поэтому здесь так и не формировался институт преемственности власти посредством конкурентных и прозрачных выборов»,- рассказывает казахстанский политолог Талгат Мамырайымов.
Он отмечает, что создавая юридические механизмы для своего неформального пребывания у власти, авторитарные лидеры пытаются сохранить легитимность на международной арене и обеспечить себе правовую защиту от возможного посягательства со стороны политических оппонентов.
Политическая целесообразность
Смерть первого президента Узбекистана Ислама Каримова и потеря былого влияния его семьи, тюремный срок экс-президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева наиболее острые прецеденты, которые, по словам экспертов, могут служить примером для автократов региона и подталкивать их созданию для себя «подушки безопасности».
«Любой предел власти ведет к тому, что правящие династии теряют влияние и деньги в пользу новых групп, которые приходят на их место, некоторые теряют жизнь и свободу . Поэтому возникают чисто человеческие соображения обезопаситься», - говорит руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ Андрей Грозин. Однако наш собеседник не связывает такие решения с корыстными и тщеславными побуждениями.
По его словам, «государственные лидеры, таким образом, с одной стороны, хотят войти в историю, с другой стороны, как в случае с Назарбаевым, стараются выстроить систему, которая бы прошла через транзит власти с наименьшими потерями».


скачать dle 11.3

Дигар хабарҳо

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Написать свой комментарий:

Присылайте новости на электронную почту: tamos@orien.info.

забонҳо

АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА:

Все информационные материалы сайта подготовлены на основе наших источников в Таджикистане и других странах мира..