» » » Кто такой Мухаммед Розик из Рушана и почему о нем помнят вот уже 140 лет

Главная / СРОЧНЫЕ НОВОСТИ / общество

Кто такой Мухаммед Розик из Рушана и почему о нем помнят вот уже 140 лет

Благодаря таким людям жители Памира не стали марионетками в руках афганских и бухарских чиновников.

«Это имя я впервые встретил четыре года назад в отчете дипломатического чиновника Туркестанского края барона Черкасова. Потом по крупицам собирал информацию: о ноибе Вахана,  управителе Рушана, узнике, но главное дело - заступнике жителей всего Вахана».
В истории Средней Азии конца XIX начала XX веков до сих пор много белых пятен. Большая часть научно-исторической литературы об этом периоде появилась лишь во второй половине XX в. К сожалению, в идеологических рамках советского времени не все события описывались объективно. В этих трудах все оценивалось с концепции «эксплуататор» и «трудовой народ».
В частности, это привело к тому, что имена отдельных личностей, внесших огромный вклад для изменения жизни людей к лучшему на территории Восточной Бухары и Памира, почти не упоминались.
В постсоветский период появились несколько работ в этом направлении, но еще многое предстоит сделать. В этом материале мы расскажем об одном из самых видных людей того времени - о Розике.  
Это имя я впервые встретил четыре года назад в отчете дипломатического чиновника Туркестанского края барона Черкасова, где он отмечает, что во время поездки в Рушан в 1905 г. к нему обратились местные жители, и просили посодействовать в возврате из ссылки некого Розика.
Также надо отдать должное редактору рушанской районной газеты Лутфишо Киматшоеву, который в конце 1990-х годов собирал предания о Розике у местных жителей. Других сведений о нем больше не встречалось…Именно поэтому, с того времени я стал собирать любые упоминания об этом человеке.
Александр Семенов (1873 - 1958) - русский, советский востоковед, доктор исторических наук, профессор, действительный член (академик) Академии наук Таджикской ССР.

Но в 2019 г. обстоятельства начали меняться с легкой руки выдающегося знатока истории народов Средней Азии – академика А.А. Семенова. В 1925 г. он в своей рецензии на многотомное издание по истории Афганистана «Сираджат-таварих» рекомендует с ней ознакомиться «в виду обилия фактического материала». Я решил ознакомиться с ее содержанием.
У этой книги тоже своя история и она оказалась непростой. До недавнего времени историкам было известно только о 3-х томах, но американскому профессору Роберту Макчесни удалось найти еще и некоторые утерянные части этой книги. В итоге работа над переводами всех томов с дари на английский язык была им завершена только в 2017 г.
Амерканский историк, профессор Роберт Макчесни

Именно в этой книге удалось найти одно из первых упоминаний о Розике. А в дальнейшем, работая с многочисленными первоисточниками, мы смогли получить ответы на все основные вопросы.
Ноиб ВаханаМухаммад Розик родился в кишлаке Барзуд, он являлся потомком рушанских миров. Его родных братьев звали Мизроб и Мирзо Рафи. Во времена правления Юсуфалихана в Шугнане и Рушане, Розик был аксакалом Барзуда и Дерзуда.
Как справедливый чиновник пользовался большим авторитетом среди жителей Рушана. Однако уже в 1883 году при подстрекательстве Англии афганский эмир захватил западно-памирские ханства Вахан, Рушан и Шугнан. Юсуфалихан был казнен за гостеприимство, оказанное им русскому путешественнику Регелью.
Правитель Вахана Алимардоншо принял у себя экспедицию капитана Путяты и, опасаясь участи постигшей Юсуфалихана, отправился в Читрал и больше не вернулся.
Многочисленные народные восстания, были подавлены путем массовых казней, а многие восставшие к концу 1880-х нашли убежище на территории соседних стран.
Для смягчения обстановки оккупанты назначают на должность ноиба-наместника местных жителей. В Рушане ноибом назначили Розика, в Вахане еще до этого был назначен Ашурмамад, а сами афганские коменданты сконцентрировались в Шугнане в крепости Бар-Панджа.
Штабс-капитан Сергей Ванновский, сын военного министра. В рукописях жителей Рушана и Шугнана он упоминается как «Вазир-бача».
Все аксакалы Рушана были подчинены Розику, каждый из них выбирался на год населением на два-три кишлака. А казый назначался на три года афганским комендантом Убайдуллаханом. Сами же коменданты подчинялись файзабадскому Шосаид-Джарнейлю.
Как выбивали афганцев из Восточного Памира
В 1891 году генерал-губернатор Туркестанского края отправил в регион отряд под командованием полковника Михаила Ионова, которому удалось в 1892 году выбить афганцев из захваченного ими Восточного Памира, заставил китайцев без боя оставить занятые территории.
В 1893 г. штабс-капитан Сергей Ванновский принимал участие в Памирских походах полковника Ионова. В июле-октябре он совершил самостоятельную тяжелейшую экспедицию в район реки Бартанг. Когда афганские офицеры узнали об этом, то направили вверх по Бартангу местных жителей, чтобы те разрушили балконы.
Как отмечал в своем рапорте М.Ионов, «люди эти поручения не выполнили и дорог не портили, вообще их симпатии принадлежали нам, а не афганцам».27 августа Ванновский встретился с афганцами, отказавшими пропускать его отряд в сторону Ванджа. 30 августа началась перестрелка, в котором местные жители всячески помогали русскому отряду. На следующий день афганцы отступили к Калаи-Вамару, и Ванновский направился в сторону Ванджа.
После ухода русского отряда их противники остались под впечатлением от того, что они не видели дыма от выстрелов. Оказалось, именно здесь у кишлака Емц винтовка Мосина прошла первое боевое испытание.
А Розик был ранен. Штыком. По приказу афганского офицера за то, что уклонялся от каких-либо действий против русского отряда.
А позже началась новая волна чистки «неугодных лиц». Несколько человек было убито, Мирзо Рафи и многих других отправили в Кабул на «перевоспитание».
Хотели схватить и Розика. Известно, что он – раненый проскакал к своему дому, бросил лошадь во дворе, забежал дом и тут же вышел через другую дверь.
Одна из первых фотографий Калаи Вамара. 1897 г. Фото из коллекции британского исследователя Р.Кобболда.

Ему удается ускользнуть от преследователей. Афганцы долго пытали его соседей, но никто не раскрыл его местонахождение. Розику удалось скрыться в кишлаке Шидз. В народном творчестве эти события сохранились так:
Ноиб азобан въизент,
Ху вӯрҷен пецан гардъент,
Сипц тар сип-цанзибент.
Шукр, саломатам маш,
Ғаласъ ба давълатам маш.
Рафан зибент въай рийа.
Мизробан йӯд па қалъа,
Ноиб тийан нӯст пайра.
Шукр, саломатам маш,
Ғаласъ бадавълатам маш.
 

Заложники Афганистана

Уже в следующем - 1894 году правый берег был полностью очищен русскими отрядами от захватчиков, Розик в этом принимал самое активное участие.
Даже после этого афганцы не отстали от него, угрозы продолжали ему поступать, но уже в письмах.
Бухарские чиновники на Западном Памире. Фото скандинавского путешественника О.Олуфсена.
23 июня 1895г., в Бар-Панджа прибыл из Кабула хаким Доробшо, который заменил Убайдуллахана. С собой он привез около 100 человек, которые были увезены из Шугнана и Рушана в предыдущие годы. Капитан Банковский послал письмо в Бар-Панджа, в котором просил отправить к нему жителей правого берега. На что Доробшо ответил: «Я их не держу, они сказали, что хотят жить под покровительством мусульманского правителя.… Земля поделена, а люди еще не поделены…».
Но 6 июля 1895 года Мирзо Рафи, который тоже был среди этих 100 человек, каким-то образом смог убежать из Бар-Панджа и переплыть на правый берег. Он сообщил Розику, что людей там держат насильно и собираются всех распределить по левому берегу.
И только после второго письма Банковского их отпустили.
Управитель Рушана
В сентябре 1895 г. между Россией и Англией было заключено соглашение о разграничении влияния этих двух держав на Памире. По его условиям, восточная часть Шугнана и Рушана и северная часть Вахана переходили под управление Бухарского эмира, как компенсация эмиру за переданный Афганистану Запянджский Дарваз.
Осенью того же года в Калаи-Вамаре был поставлен русский пост, а Розика назначили волостным управителем Рушана.
Уважительное отношение большинства царских офицеров к местным жителям проявлялось с первых дней их пребывания на «Крыше мира», о чем кроме местных преданий сообщают и европейские путешественники. Они так же открыто критиковали чиновников двух империй, которые разделили народ.
Несмотря на официальное закрытие границы, офицеры Памирского отряда не стали препятствовать свободному перемещению жителей через границу. Так как часть семьи могла жить на одном берегу, а другая - на другом.
Кроме того это помогло избежать голода, так как афганский Рушан был густонаселенным и у многих земли были на правом берегу. После сбора урожая, жители оставляли запасы ячменя и пшеницы на весенние посевы, как и раньше у родственников. Розик был «мостом» между берегами, многочисленные бытовые проблемы жителей могли найти свое решение только при его помощи.  

100 ударов палкой и зиндан

Но, к сожалению, это продолжалось недолго, в середине 1896 года на Западном Памире появились чиновники бухарского эмира. Калаи-Вамарский пост был передан им, теперь здесь располагалась резиденция бухарского бека Ишанкула.
Описания тех событий, которые предавались из поколения в поколение, звучат так:
Маш таркален вид тибит,
Баъд аз афғон ят манғит,
Ху пардъостан чуг маш  сит,
Шукр,  саломатам маш
Ғаласъ бадавълатам маш.
Первую «реформу», которую провел Ишанкул, заключалась в конфискации им в свою пользу тех запасов ячменя и пшеницы. Он запретил людям заниматься земледелием на территории теперь уже Бухарского эмирата.
Летом 1897 г. после отъезда Виктора Эггерта начальником сменного Памирского отряда назначают Эдуарда Кивекэса, и он направляется в Рушан. В это время Розик и некий Одилбек помогли лошадям Кивэкеса и его казакам переправиться через Бартанг.
Многие местные жители, узнав от Розика о приезде начальника отряда, вышла на улицу приветствовать его. Эта сцена сильно не понравилась бухарским чиновникам. За это позже Розик был наказан 100 ударами палкой, затем брошен в зиндан, где был «по-зверски истязаем и посажен в колодки».
Зиндан этот очевидцы описывают так: «Огромная яма была вырыта в углу бекского двора, сажени три или четыре глубиной… В яму вела почти вертикальная узкая лестница. Единственным отверстием, пропускавшим в яму воздух и свет, была квадратная площадка не более три четверти аршина по стороне». Розика освободили через шесть дней после того, как он оплатил 3 рубля Ишанкулу. В 1901 г. Ишанкул пытался провести очередную «рефому» - теперь уже религиозную.  Он выписал из Бухары мулл, чтобы создать школы во всех больших кишлаках. А перед этим, чтобы получить поддержку наиболее влиятельных местных жителей, он им оказывал всякие знаки внимания в виде награждения разными госнаградами. И только очередное вмешательство начальника Памирского отряда позволило пресечь эту инициативу.
Жестокость и антинравственные действия бека и его сыновей привели к тому, что только в начале 1902 г. из Рушана ушли в Афганистан 300 человек. Один из очевидцев отмечал следующее: «бухарцев они считали, считают, да и имеют право считать хуже афганцев».
Ссылка
Розик на этот раз собирает письменные жалобы жителей на бухарских чиновников и передает их начальнику Памирского отряда. Когда Ишанкул узнает об этом, он заманивает Розика под предлогом в Калаи-Вамар и больше его не отпускают. 20 июня 1902 г. обвинив его в «побуждении населения к мятежу» отправляет в ссылку в Гиссар.
Одного из бухарских чиновников звали Мирза Джавхар, который иногда защищал местных жителей от своих коллег. В своем же отчете в 1901 г. он даже писал о некоторых лицах из бухарской администрации, которые злоупотребляли своими полномочиями.
По сообщению Кивекэса, Ишанкул узнал об этом от своих покровителей из Бухары, которых он «кормил своими взятками». После этого, Бек решил заменить Мирза Джавхара и отправил его вместе с Розыком.
Начальник Памирского отряда в гостях у жителей Восточного Памира
После события 30 июня 1903 г. в Вахане и продолжения в Шугнане до 1904 г., в январе 1905 г. в Ташкенте было проведено специальное собрание. Учитывая особенности политического положения, Западный и Восточный Памир были объединены в одну административную единицу под управлением начальника Памирского отряда Кивекэса.
При этом количество волостных управителей было сокращено от шести до трех. А также отныне у населения появилась возможность самим избирать себе должностных лиц.
Эдуард Карлович в своем письме от 15 августа 1905 г. бывшему начальнику отряда Андрею Снесареву пишет: «на должность были выбраны почти все служившие при русских… в Вахане Аман-бек, в Шугнане Азис-хан, а в Рушане племянник Разыка».
Заступник людей
Во время второй поездки дипломата Анатолия Черкасова на Памир осенью 1905 г., жители Рушана во главе с ишанам Саидом Шохзода Хасаном просили его помочь с возвращением Розика из ссылки. Кивэкес, который был знаком с Розиком еще с 1897 г., тоже обратился к руководству по этому вопросу.
В декабре 1905 года, учитывая прощение Черкасова и Кивэкеса, руководитель российского политического агентства в Бухаре, Яков Лютш подал ходатайство о возвращении Розика перед Бухарским Правительством.
30 декабря Лютш также уведомляет об этом начальника Штаба Туркестанского Военного Округа Всеволода Сахарова.
Розик вернулся из ссылки домой в феврале 1906 года.
Барон Черкасов в своем отчете от 17 октября 1906 г. писал, что его возвращение доставило огромную радость жителям Рушана, которые обратились ко мне «по сему случаю с благодарственным адресом».
А позже в ташкентском издании «Средняя Азия» появилась статья под названием «Памиры в политическом отношении», в которой автор И. Слуцкий отмечает следующее: «Наконец был возвращён на родину имевший на население огромное влияние, всеми уважаемый, являвшийся ранее заступником жителей против произвола бека, рушанский волостной Мухаммед Разык».
После возвращения из ссылки прожил он еще около 5-6 лет. У него остались двое детей Содик и Ниссо. По одной из версий именно эта Ниссо стала прототипом героини романа Павла Лукницкого «Ниссо». Но судьба оказалась благосклонна к нашему герою, которому в отличие от многих удалось дожить до этого благодатного времени, о котором горцы Памира мечтали десятилетиями.
Это было время, когда многочисленные налоги были отменены, и было прекращено религиозное преследование населения. Также весной 1906 г., генерал-губернатор сообщил начальнику Памирского отряда о возможном визите Имама Времени Султана Мухаммада Шаха Ага-Хана III на Памир.
Лола Тайгуншоева в роли Ниссо. (Фильм «Ниссо. Юности первое утро», 1979г.)

Кроме того, в 1909 г. благодаря усилиям начальников отряда, появилась первая светская школа, а в 1913 году заработала одна из первых в мире высокогорных электростанций.
В эти годы многие молодые ребята поехали на заработки в Ташкент, а один из будущих основателей Таджикской ССР – Шириншо Шотемур в возрасте 15 лет направился туда для продолжения учебы.
Эти мечты стали реальностью во многом благодаря таким людям как Розик, Азизхан, Аманбек и др. Они не стали марионетками в руках афганских и бухарских чиновников, а до конца отстаивали интересы народа, что в итоге привело к тому, что население Памира стало жить в более развитом и цивилизованном обществе.
скачать dle 11.3

Дигар хабарҳо

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Написать свой комментарий:

Присылайте новости на электронную почту: tamos@orien.info.

забонҳо

АДМИНИСТРАЦИЯ САЙТА:

Все информационные материалы сайта подготовлены на основе наших источников в Таджикистане и других странах мира..